Откровения бывшего министра


Мемуары бывших политиков всегда вызывают особый интерес. Не связанные должностными ограничениями, они куда откровеннее политиков действующих приоткрывают закулисные секреты и тайны дипломатии. Как, например, бывший министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский, опубликовавший книгу «Польша может быть лучшей». Около десяти её страниц посвящены Белоруссии.

В то что экс-министр Польши, следуя западным канонам, утверждает: «Беларусь — это диктатура», ничего удивительного. Любопытно другое: рассуждения Сикорского о демократизации республики. Столь важную миссию, заверяет он, мог выполнить Владимир Некляев, один из кандидатов в президенты на выборах 2010 года: «Это был кандидат, который покончил бы с диктатурой в Беларуси».

Кто же такой Некляев? Обратимся к фактам, в общем-то, хорошо известным — о них не раз писала «Правда». Именно он, Некляев, возглавляя минский журнал «Крынiца», опубликовал под рубрикой «Наш» серию хвалебных очерков о кровавых фашистских преступниках. «Во время оккупации, — читаем мы об одном из них — Борисе Рагуле, — он был среди тех, кто стремился использовать политическую ситуацию для восстановления независимости Беларуси». Кавалерийский эскадрон СС, преобразованный затем в батальон, под его руководством расстрелял гетто в Новогрудке, убил в Минской и Гродненской областях более 4200 мирных жителей и сжёг вместе с детьми, стариками и женщинами десятки деревень. За свои заслуги перед рейхом и фюрером Рагуля получил железный крест второй степени и чин гауптштурмфюрера СС, а затем, от самого Гиммлера, новое повышение — чин штурмбанфюрера СС.

Под стать Рагуле и остальные «борцы за независимость», представленные Некляевым в журнальной шеренге. Вроде Станислава Станкевича, руководившего в Борисове полицией, одетой в чёрную форму СС. В книге «Секрет Белоруссии» американский исследователь Джон Лофтус приводит показания обервахтмайстера СС Зенекена для Hюрнбергского процесса. В ночь с 19 на 20 октября 1941 года полицаи, выделенные Станкевичем, уничтожили около семи тысяч мужчин, женщин, детей. Даже представители СС признавались, что не могут вспоминать ту бойню без содрогания.

«Демократичность» Некляева дополняют его призывы вернуть бело-красно-белый флаг, под которым совершали кровавые преступления профашистские национал-выродки. Флаг, прообраз которого приняла Рада Белорусской Народной Республики (БНР), объявившая о разрыве отношений с Россией, а окончательный вариант утвердил гауляйтер Белоруссии фон Кубэ. После развала СССР под давлением национал-«демократов» он был принят для республики как государственный, но отвергнут всебелорусским референдумом 1995 года.

В знакомом «демократическом» стиле, против воли народа, Некляев требует отказаться от союза с Россией. Эмигрировав на какое-то время в Финляндию, выражает накопившийся у него гнев по поводу того, что делается в Белоруссии, которая намерена и дальше строить Союзное государство, агрессивно-эмоциональным стихом. Привожу без перевода на русский — читатели, уверен, поймут: «УСПАМIH ПРА БЕЛАРУСЬ HАД МАГIЛАЙ МАHЕРГЕЙМА Генiй Купалы и Коласа генiй Дзякуй, што дав нам. Але заклiнаю. Госпадзi! Сiла твая незямная! Дай ты нам хоць аднаго Манергейма!.. Хай у чатыры бакi пастраляе».

Совсем в духе прославляемых им «борцов за независимость Белоруссии».

Свой «демократизм» Некляев проявляет и во время президентских выборов. Каждый раз, когда они проводятся, призывает ещё до подсчёта голосов выйти на площадь и продиктовать Центризбиркому выгодные «национальной оппозиции» итоги.

Приход к власти в Киеве фашистской диктатуры придал ему второе дыхание. Он стал откровенно призывать к Майдану по украинскому образцу. Встретился с Порошенко, в поздравлении которому по случаю избрания его президентом выразил уверенность, что «победа Украины на пути к свободе и демократии станет и победой Беларуси».

В русле подобной «демократизации» и рассуждения Сикорского. Хотя бы о языке возьмём. «Попытка (национал-«демократов». — О.С.) научить говорить по-белорусски русскоязычное большинство могла ему (Александру Лукашенко. — О.С.) не понравиться, это открыло, — пишет экс-министр, — ворота для искреннего советского человека, соль из соли колхозной номенклатуры, который обеспечил русскому языку, наравне с белорусским, право быть государственным».

Что представляла попытка национал-«демократов» «научить говорить по-белорусски русскоязычное большинство», о провале которой сожалеет Сикорский? Судите сами. За три неполных года «демократической» вакханалии в Белоруссии они оставили только 4,9 процента русскоязычных школ. И это в республике, где, согласно исследованиям социологов, на русском языке думают, общаются в семье, с коллегами и друзьями большинство жителей, а 88,3 процента хотят, чтобы обучение велось на двух языках. Национал-«демократы» растоптали Конституцию, где записано: «Государство гарантирует в соответствии с законом свободу выбора языка, воспитания и обучения», и республиканский закон о языках с его чётким требованием: «Всякие привилегии или ограничения прав личности по языковому принципу недопустимы». И обязали перейти в официальном делопроизводстве на белорусский.

Автор мемуаров подробно рассказывает о встрече с Лукашенко, которого он вместе с другим представителем североатлантического сообщества — «голубым» министром ФРГ Гидо Вестервелле — пытался поставить перед президентскими выборами 2010 года «на путь демократии». Они гарантировали признание Евросоюзом и США легитимности выборов, снятие всех санкций, вступление республики во все евроструктуры и обещали двенадцатимиллиардную долларовую поддержку, если Белоруссия изменит курс, повернёт от России на Запад, а взращённая и взятая ими на полное содержание оппозиция получит «полную свободу действий».

В то время, когда велись переговоры, западные правительства, фонды и институты переправляли миллионы евро и долларов для минского Майдана. И вечером 19 декабря, до того как были подведены итоги голосования, «демократические оппозиционеры» заняли центральную площадь столицы, а передовой отряд их боевиков бросился на штурм Дома правительства. Указания Майдану (майдан — в переводе с украинского, как мы знаем, площадь. — О.С.), вместе со словами поддержки, присылали высокие чины из западных офисов.

Что ни говори, откровения бывшего главы польского МИД дорогого стоят. Благодаря им ещё яснее осознаёшь, что за «демократию» уготовил Запад для Белоруссии.

Олег Степаненко, 

г. Минск

 


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях